П.Н.Филонов вошел в русское искусство накануне первой мировой войны и сразу занял в нем особое место. С 1932 г., когда в последний раз в Русском музее демонстрировались его работы на выставке, посвященной 15-летию революции, творчество Филонова было надолго исключено их художественной жизни страны

Немецкий ренессанс

Врубель умер в 1910 году, именно в том году, когда Филонов, по его неоднократным утверждениям, начал формулировать и осуществлять на практике свою теорию аналитического искусства . Его подход к искусству “fin de siecle всегда был основополагающим, в то время как интерес к Врубелю и символизму был лишь одной из серьезных проблем, которым он в то время уделял внимание. Чтобы пролить свет на дальнейшее развитие Филонова и окончательное сложение его художественной системы, следует упомянуть о других художественных явлениях, которые обычно невозможно связать ни с русским символизмом, ни с русским авангардом: это позиция Филонова и петербургского модернизма по отношению к старым мастерам Северной Европы, особенно к немецкому Ренессансу и искусству Босха и Брейгеля Старшего. Тема эта очень непроста, но ее следует рассматривать вместе с модными тогда сравнительными исследованиями русского авангарда и французского постимпрессионизма, русского авангарда и итальянского футуризма и т. д. И снова ссылки на теоретические труды Филонова не дают возможности ни утверждать, ни отрицать факт влияния на него художников немецкого Ренессанса Альтдорфера, Босха, Брейгеля, Грюневальда, Дюрера, Кранаха и других, поскольку он не упоминает о них. Но сходство графической манеры скажем, Кранаха, Дюрера и Филонова или аллегорий Босха и Филонова кажется слишком очевидным или, по крайней мере, слишком соблазнительным, чтобы пренебречь им.

Первый  биограф Филонова В. Н. Аникиева указывает на явные его связи с Дюрером, однако наблюдения ее не получили должного развития. Действительно, в русских дореволюционных собраниях не было работ Дюрера или Грюневальда , хотя работы других немецких мастеров - Маттиаса Герунга, Амброзиуса Гольбейна и Кранаха - были представлены . Однако репродукции их наиболее важных работ, конечно, были известны, а кроме того, Филонов мог видеть и оригиналы во время путешествия по Австрии, Италии, Франции и Германии в 1912 году . К тому же профессиональное развитие Филонова совпало с поспешной переоценкой Босха и Брейгеля в Европе и России после долгого пренебрежения, и Филонов мог познакомиться со статьями и иллюстрациями, появившимися в русской печати как раз перед началом первой мировой войны.

Что подтвердит эти предположения, если нет документальных фактов? В целом фигуративность Филонова носит скорее "тевтонский”, нежели итальянский или франц”зский характер, особенно в ранний период творчества. Картина “Герой и его судьба (1900-1910) и оба варианта “Пира королей” (1912, 1913) напоминают больше о германских “ыцарях в залах баронских замков, чем о средиземноморских истоках (хотя, может быть, Пир королей” варьирует тему “Тайной вечери”).

Павел Филонов и русский модернизм История искусства Европы 17-18 веков Италия, Испания, Фландрия, Голландия, Франция, Россия
Сейчас, возможно, в это трудно поверить, но даже в начале 80-х годов, не говоря уже о долгом периоде 30-70-годов, не только картины, но и имя художника Павла Николаевича Филонова на территории бывшего СССР было под официальным запретом. Публиковать репродукции его работ в печати, книгах и альбомах было негласно запрещено, так же, как и рассказывать о нем самом и его творчестве.