Павел Филонов и русский модернизм

Традициями эпохи Возрождения
Карта Западной Европы
Лоренцо Бернини
Микеланджело да Караваджо
Призвание апостола Матфея
Обращение Савла
Положение во гроб
Успении Богоматери
Эль Греко

Погребение графа Оргаса

Портрет аристократа
Апостолы Пётр и Павел
Сошествии Святого Духа
Вид Толедо
Диего Веласкес
Менины
Пряхи
Венера перед зеркалом
Сдача Бреды
Аристократические портреты
«Завтрак» и серия «Шуты и карлики
Хусепе Рибера

Исаак, благословляющий Иакова

Хромоножка
Святая Инесса
Нищие философы
Мученичество Святого Варфоломея
Питер Пауэл Рубенс

Жимолостная беседка

Кермесса
Серии картин «Жизнь Марии Медичи»
Портрет камеристки инфанты Изабеллы
Елена Фоурмен и «Шубка»
Возчики камней
Автопортрет
Портрет Изабеллы Брандт
Большое количество заказов
Охота на гиппопотамов и крокодилов
«Похищение дочерей Левкиппа» и «Битва греков с амазонками»
Водружение креста
Рембрандт Ван Рейн

«Анатомия доктора Тулпа»

«Возвращение блудного сына»
«Еврейская невеста»
«Автопортрет»
«Старик в красном» и «Портрет Титуса»
«Портрет Хендрикьё Стоффелс»
«Заговор Юлия Цивилиса»
«Три дерева»
«Выступление стрелковой роты капитана Франса Баннинга Кока»
«Даная»
«Автопортрет с Саскией на коленях»
«Портрет Яна Сикса»
Никола Пуссен и живопись
Классицизма

«Царство Флоры»

«Пейзаж с Полифемом»
«Аркадские пастухи»
«Танкред и Эрминия»
Искусство Европы XVIII века
Художественная жизнь Европы
Архитектура XVIII столетия
Рококо
Малый Трианон
Церквь Святой Женевьевы
Эпоха неоклассицизма
Клод Никола Леду
Жан Батист Пигаль
Галантные празднества
Парижский Лувр
Фарфоровые изделия
Филиппе Ювара
Методы математической
статистики
Искусство России XVIII века
Архитектурные проекты
Москвы 20 годов
Архитектурная история Москвы
Советы для радиолюбителя
Авангардное искусство
Ядерные испытания на
архипелаге Новая Земля
Безопасность в
компьютерных сетях
Аппаратное обеспечение
компьютера
Установка системы
Microsoft Windows 2003
Вычисление производной
и пределов
Вычисление площадей в
декартовых координатах
Вычисление площадей фигур
при параметрическом задании
границы
Вычисление объема тела,
вычисление длин дуг
Векторная и линейная алгебра
Монтаж радиоэлементов
и микросхем

Филонов действительно был человеком, движимым исступленной, страстной верой в собственное искусство, человеком, отказывающим себе во всем, чтобы всецело отдаться творчеству. Образ художника, пожираемого огнем своих убеждений, приложим ко многим представителям русского авангарда, в первую очередь к Велимиру Хлебникову и Казимиру Малевичу, и именно этот пыл придал неслыханные душевное волнение и движущую силу литературе и искусству в России десятых и двадцатых годов Отдаленность Филонова от условностей общественной и художественной жизни сделала его предметом исследований - заманчивым и сложным одновременно. Родившись в Москве и сохранив глубокую любовь к этому городу, как профессиональный художник Филонов сложился в Петербурге и в значительной мере был воспитан в его культурных традициях и не в последнюю очередь - Академией художеств. Имя академика Дмитриева-Кавказского сейчас говорит нам очень мало, но на рубеже XIX и XX веков он считался одним из ведущих иллюстраторов.

Петербургская академия художеств

Отношение Филонова к Императорской Академии художеств было, мягко говоря, двойственным. Это было отношение "любовь-ненависть ”, дававшее ему одновременно и профессионализм, и полемический жар Савинский и Залеман учили молодого Филонова рисунку, Ционглинский вдохновлял его как живописец и колорист. Известно, что пейзажист и портретист Ционглинский, преподававший в Академии в 1902-1912 годы, давал частные уроки Елене Гуро, Михаилу Матюшину и Зое Мостовой (Матвеевой-Мостовой) - членам “Союза молодежи”. Его соученик по Академии Петр Бучкин рассказывает о Филонове: “В первые годы моего пребывания в Академии появился в классах новый ученик - Филонов. Высокого роста, здоровый, жизнерадостный, румяный, очень общительный. Его сразу же полюбили. Пришел Филонов. Но его не узнать. Бледный, без улыбки. Скупо отвечает на приветствия. Молчит. Что с ним? Непонятно. Ционглинский поставил в качестве модели для живописи нового натурщика

Символизм

Академия художеств помогла Филонову усвоить классические художественные принципы, однако ее ограниченная педагогическая система не удовлетворяла его нескончаемые поиски новой эстетики Подобно Врубелю, Филонов очерчивал форму маленькими, точными штрихами (“Автопортрет”, 1909-1910, или последующие работы: “Без названия”, после 1905, и "Голова”, 1925).

Немецкий ренессанс

Врубель умер в 1910 году, именно в том году, когда Филонов, по его неоднократным утверждениям, начал формулировать и осуществлять на практике свою теорию аналитического искусства . Его подход к искусству “fin de siecle всегда был основополагающим, в то время как интерес к Врубелю и символизму был лишь одной из серьезных проблем, которым он в то время уделял внимание. Филонов писал работников физического труда, простых людей, реалистических “не до «иллюзии», а до жути : пластичные формы фигур охотников и коней не смягчают окостеневшей реальности охотничьей сцены (“Кабан”, 1912-1913), убожество низкопробного кабачка не умеряется чувственной привлекательностью девицы легкого поведения (“Кабачок”, 1924); он изображает людей со всеми недостатками, которых не могут скрыть ни яркий костюм, ни развевающееся платье (“Юноша и девушка”, 1923)

Примитивизм

Изучая происхождение филоновской системы аналитического искусства, следует обратить особое внимание на его увлечение народным искусством и русским неопримитивизмом. Интерес Филонова к примитивизму усилился во время его пребывания в “Союзе молодежи” в Петербурге в 1910-1914 годах, после знакомства с трудами Вальдемара Матвейса (Владимира Маркова), одного из первых русских историков, занимающихся искусством Черной Африки, Китая и острова Пасхи , и с теориями Ларионова и Гончаровой, лидерами русского неопримитивизма. Но если Филонов одобрял и принимал определенные методы и образы русского народного творчества, совсем иначе относился он к "настоящей” России - к ее патриархальному сельскому обществу, которое и производило все эти предметы и которое он неоднократно изображал в своих картинах.

Кубофутуризм

Если "членство” в “Союзе молодежи” было непременным условием для вступления в ряды русских кубофутуристов, у Филонова были все предпосылки для этого, и его можно считать первым сподвижником братьев Бурлюков, Хлебникова, Крученых Маяковского, Малевича и других.

Роль литературности в живописи В статье, посвященной театральной деятельности “Союза молодежи”, покойный советский искусствовед Марк Эткинд описывает оформление спектакля “Владимир Маяковский”

Пропевень о проросли мировой - единственный опубликованный поэтический опыт Филонова - относится непосредственно к "апокалипсису” деревенской жизни, о котором говорилось выше, и его конкретные темы (древние обряды, охота, Библия, война) совпадают с темами ранних полотен Филонова. К этому же приему прибегает Филонов в живописи: он берет главный “слог” - лицо или голову - и повторяет его во многих вариантах и сочетаниях, добиваясь эффекта ясности и остранения одновременно. Филонов исследует этот сложный конт“апункт конкретно-абстрактного и в своих литографских рисунках для хлебниковских Деревянных идолов” (1914), где он старался расшифровать часто трудный для понимания архаический хлебниковский словарь с помощью более понятного зрительного ряда - идеографического письма, превращая отдельные буквы в рисунки, в изобразительный знак, обозначающий слово в целом.

Как и многие художественные концепции русского авангарда (лучизм Ларионова, супрематизм Малевича), доктрина Филонова заключала в себе одновременно и самое простое и самое сложное. Провозглашая "сделанность” единственным критерием профессиональных свойств вещи (картины или рисунка), Филонов имел в виду техническое мастерство, исключительную точность, создание полной иллюзии - то есть те качества, которые, как он знал, можно было добиться лишь упорным трудом и суровой самодисциплиной.

Подчеркивая необходимость для художника профессионализма в живописи и рисунке, Филонов имел в виду профессиональное умение мастера (маляра, вышивальщицы или кого угодно), - вот почему он писал, что искусство доступно каждому, и вот почему он предпочитал пользоваться словом мастер , а не художник.

Многомерность была еще одной важной частью аналитического искусства. По убеждению Филонова, предмет нельзя написать на холсте с единственного данного угла зрения - следует воспользоваться и другими углами зрения: это метод, напоминающий матюшинскую теорию "зор-вед”.

Архитектура и скульптура Европы Декоративно-прикладное искусство Искусство России XVIII века